Рассказ о буром медведе

Мишка прекрасный пловец, без труда влезает на любое дерево, ходит по непролазной чаще не хуже, чем человек по асфальту. У этого зверя сильно развито обоняние, слух и зрение похуже, чем часто пользуются охотники, вплотную подбираясь с подветренной стороны.

Самое трудное время года для медведя -весна. Сильно отощавшим он выходит из берлоги после зимней спячки. На горных склонах еще пусто, трава не выросла, кое-где лежит снег. Выручает озеро, откуда по бурлящим весенним речкам устремляются на нерест стаи ускучей и хариусов. Рыба идет густо, и такому искусному рыболову, как медведь, ничего не стоит добыть ее сколько душе угодно. Стоит он на берегу ручья или прямо в воде и бьет когтистой лапой плывущих вверх по течению хариусов, ломко выбрасывая их затем на берег. Чуть позже косолапому и вовсе безделица добывать себе на прокорм обессилевших после икромета ленков. Лакомится он и красной икрой, ловко подбирая ее хваткой пятерней.

Во время такой рыбалки «скараулить» медведя совсем не трудно, по исстари весной его не промышляли, потому что шкура у медведя в это время неважная и сам он тощ.

Тем временем подрастает трава, а «майская трава и голодного кормит», как говорит пословица.

Летом в горах корму завались. Начиная с молодой травки, все годится медведю. Часами он пасется словно домашнее животное где-нибудь на альпийском лугу. Бывает, в одной долине собираются лакомиться корнями и растениями несколько зверей. Старый охотник К. Максименко рассказывал мне, что однажды в долине неподалеку от Маркаколя насчитал сразу восемь пасущихся медведей, причем взрослых. Редкое зрелище!

Медведь с охотой поедает грибы и травы, насекомых и их личинок, ягоды черемухи и жимолости, любит малину, красную и черную смородину, обирая их с поразительной ловкостью. В поисках кедровых орешков, которые и вкусны, и питательны, он раскапывает поры бурундуков, разоряя их зимние запасы и обрекая зверьков на голодную смерть. Словом, растительная пища – основная в рационе самого крупного из хищников. Но недаром медведя отнесли к хищным зверям: он охотится и на крупных животных – маралов, лосей, козлов, проявляя большую сноровку и выказывая свою огромную силу. Безжалостно режет заблудившийся домашний скот…

Ну, а о пристрастии косолапого к меду и говорить нечего! Видно, это любимейшее лакомство медведя, ведь он даже не слишком бережется, добывая его. Не зря в русской пословице говорится: «Медведь на борть покусился, да насилу шкурой откупился». Непременно наведается мишка на пасеку, как бы она ни охранялась. И пчел не боится! «Он, стерва, хитер: в озере намочится, а после уж к пчельнику,- рассказывал дед Минай.- Улеёк повалит, достанет рамки и выедает подчистую. Коли пчелы одолеют, снова бежит в озере мочиться. И обратно к меду… В прошлом годе два улейка у меня, проклятушший, съел!»

Куда труднее добраться медведю к меду диких пчел. Тут немало надо помучиться, прежде чем просунешь лапу в дупло. Весь рой в это время бешено атакует мохнатого громилу и безжалостно жалит его в нос, губы, уши и даже в кожу, забираясь в шерсть . А к озеру – стряхнуть пчел в воде – не сбегаешь, надо сидеть на дереве. И все-таки медведь не отступает, пока не достанет меда. Отбиваясь от жалящих пчел, медведь, бывает, всю морду обмажет себе медом и по возвращении на долгожданную землю после сладкой кормежки похож, как рассказывают очевидцы, на немыслимое чудовище.
«Хороший аппетит необходим медведю, так как за лето ему надо наесться на целый год,- писал знаток казахстанских зверей В. Н. Шнитников.- Ведь всю зиму… он не ест решительно ничего, а должен как-то существовать.

Хотя он и спит зимою, но сон у медведя не такой, как у большинства зимоспящих животных. Те засыпают настолько крепко, что живут как бы наполовину: у них очень сильно понижается температура, резко замедляется вся жизнь организма…

Медведь же, можно сказать, и спит, и не спит. В любой момент он может встать, причем к нему сразу вернется вся его сила и энергия. А медведица еще должна иметь возможность месяца два-три кормить в берлоге своих медвежат. Попятно, что жизнь в организме медведя не может замирать так, как она замирает у сусликов или сонь. Значит, для ее поддержания медведю необходим гораздо больший запас готовых питательных веществ. Поневоле мишке приходится все лето только и думать о том, чтобы в виде жира накопить этот запас.

Но зато и накапливает же на себе медведь жира! Попадаются такие, что под конец осени с трудом ходят, так как брюхо висит у них почти до земли, а слой жира под кожей достигает 13-15 сантиметров толщины. Одного сала на таком медведе набирается до восьми пудов (128 килограммов). С таким запасом не страшно встретить и зиму…»

Оставить комментарий