Алтайский марал

Высоко в горах над Маркаколем, среди Kaсывают их ранней весной и вскоре у них начинают отрастать молодые рога – панты, покрытые нежной кожей, с бархатистой шерстью. В пантах содержатся вещества, обладающие целебными свойствами.

Особый интерес к промыслу алтайских маралов проявляли китайские дельцы, в их стране с древних пор из пантов изготовляли дорогое лекарство. В прошлом веке китайцы скупали чуть ли не полностью все рога убитых на Алтае маралов, много пантов увозили в чужую страну контрабандисты, продавая их или меняя на керосин и другие товары. Старые контрабандные тропы шли недалеко от Маркаколя, высоко в горах, среди неприступных обрывистых скал.

Хищнический промысел подкосил маральи стада, добыть рогача стало почти невозможно. Тогда жадные до барышей охотники начали разводить маралов. Диких оленей отлавливали и помещали поначалу вместе с коровами и лошадьми, кормили сеном, овсом, после для них сооружали высокие загоны – маральники. Иван Петрович Минаев помнит богатых маркакольских мараловодов: Бердюгиных, Шарыповых, Иониных, Рогожниковых у каждого из них бывало в загоне до сотни красавцев-рогачей.

Будучи на Маркаколе, Валериан Правдухин осмотрел несколько маральников. Вот как он описывает свои впечатления:

«Чудо (проводник Чудо Усейнов) повел меня в один из таких садов рано утром, в яркий, ослепительно солнечный день. Маральник этот устроен на склоне горы, по нему бежит ручей, часть его занята густым лесом. Огорожен он высокой, метра в три, изгородью, каждое звено сложено из девяти жердей. Размер сада делается из расчета – гектар на одного марала. Уже издали мы увидали группу красивых животных, пасущихся на зеленом пригорке. Стоял июнь. У быков на головах были огромные ветвистые рога…

Старик, караульщик сада, прочел мне интереснейшую «лекцию» о мараловодстве на Алтае.

…Впервые мараловодством занялись братья Шарыповы из деревни Фыкалки, с потомком которых – Маркелом Сидоровичем – мне пришлось побеседовать в Катон-Карагае. Первых маралов приручили еще в конце восемнадцатого столетия. Диких маралов ловили в верховьях Бухтармы, загоняя по глубокому снегу на лошадях… Сейчас мараловодством занимаются главным образом в Верх-Бухтарминской волости. Там до войны (имеется в виду, наверное, гражданская война.- В. М.) насчитывалось не меньше тысячи маралов . А во всем Бухтарминском крае было больше 250 мараловодческих хозяйств с десятью тысячами голов этого полудомашнего скота. Есть деревни, жившие раньше исключительно этим промыслом,- это Берель, Белая, Язовая. Гражданская война, свирепствовавшая в этом крае, сильно порушила эту доходную отрасль крестьянского хозяйства. Сейчас маралов едва ли наберется с две тысячи по всему Южному Алтаю. Недостаток корма, уход из края рабочих рук заставили многих мараловодов просто выпустить зверей на волю, где они или погибли, или были убиты охотниками».

Караульщик рассказал писателю о работе мараловодов с некоторыми подробностями. Каждый бык давал около восьми килограммов сырых рогов, цена им – 20-25 рублей за килограмм. В первый год рога у марала – «токушика» – не снимаются начинают снимать их у второгодков – «ланшаков». Срезают рога в конце июня – начале июля…

Последние частные маральники исчезли на Маркаколе после коллективизации, выпущенные маралы разбрелись по горам, а от высоких оград садов остались ныне лишь почерневшие столбы…

Оставить комментарий