Фрол Михайлов Минаев

Я покосился на мудреное устройство с микрофоном, прилаженное к бревенчатой некрашеной стене.

– Это мишку отгонять,- пояснил дед.- Вроде пужатель. На батарейках, однако. Как придет ночью, мы с Ефимовной и шумим в него: а-а! у-у! Пужаем. А он отойдет в сторону и стоит. Не боится. И собак не боится. Вон не давно изгородь разворотил. Што ему, только лапой двинул! И улеёк-то один свернул набок, проклятый! Што поделаешь Стрёлить неположено. Вот и разоряет пасеку. Как стемнеет, сразу приходит. А то и днем, бывает, собаки как разбрешутся – где-то рядом, знать, шастает, не стесняется.

Минаевы – имя историческое для Маркаколя. В начале века выходец из Томской губернии, села Убинского Змеииогорского уезда Фрол Михайлов Минаев, как его тогда по-старинному величали, первым обосновался на пустынном озере в устье реки Урунхайки. Лишь года через два другие рыбаки срубили себе здесь избы, и образовался небольшой поселок. Фрол Минаев доводится Ивану Петровичу дедом. Когда мы заговорили о старине, Иван Петрович неожиданно сказал:

– А я хорошо помню своего деда. Ведь он прожил 95 лет и все со мной, мальчонкой, возился в старости, сказки рассказывал.

Только что мы отпили душистого чаю со свежим медом, вышли на воздух. Солнце палило, и пришлось искать тени. Уселись неподалеку за самодельный столик под тенистой березой.

– До Маркаколя дед рыбачил на Зайсане,- начал свой рассказ Иван Петрович Минаев.- Там нельма шла, осетёр. Шишнадцать рыбаков их было. Скупщик копейки платил. Приехал тут как-то один казах с джай-ляу. Рассказал, што есть такое озеро Маркаколь. Ой, рыбы там! Плотом идет по весне, камней не видать! Скочевал Фрол с Зайсана.

Где сейчас Урунхайка, там забока раньше была. Тальник, березник рос. Сделал Фрол землянку. Для землянки, скажу тебе, выбрал место веселое, оглядное – на склоне горки. Два окоица прямо на Маркаколь глядели. Площадка тут возле ровная, тропинка к озеру, к лодке. Внутри стены распиленными лесинами обшил. Словом, все путем, но уму. Долго дедова землянка-то простояла, еще мой отец там пожил.

My, так дальше. Дал один купец Фролу десять дюжин ниток – связал со старухой десять сетей. Срубил тополину – выдолбил лодку . Плавал метров за сто – двести. Поставит вечером сети, утром проверяет. По двенадцать пудов зараз ловил! За рыбой приезжали с Катона. За ПУД ускуча платил скупщик сорок копеек, за пуд хариуса – полтину. Хороню зажил дед – купил корову, пару лошадей.

Оставить комментарий