Красота местной флорпы и фауны

Кальджир порожист, и потому ни рыбы Маркаколя не могут попасть в Иртыш, куда он впадает, ни иртышские рыбы – в озеро. В начале века один из алтайских промышленников задумал строить плотину на Кальджире, чтобы можно было плавить лес предполагал поколя почва весьма заболочена, оттого что грунтовые воды лежат у самой поверхности. Поймы Жиреньки и Тополевки все в топях, болотах с мочажинами. На южных, обрывистых, берегах такого явления нет. Лишь волны и прибой подтачивают берег, образовав узкую полосу бечевника вдоль побережья. Пляжей на Маркаколе нет, за исключением Тополевого мыса у речки Тополевки, где песчаный пляж шириной в десять – двадцать метров тянется где-то на километр.

По южному лесистому берегу у самой воды на многие километры протянулись заросли черной смородины, таежной, крупной, душистой. За час без особого труда можно набрать целое ведро. Местные жители, бывает, берут смородину не руками, а просто расстелют на земле плащ под кустом да тряснут смородиновый куст несколько раз, и после этого остается только ссыпать гроздья спелых ягод в ведро или корзину.

Из долгих прогулок по берегу мне больше всего запомнился почему-то один теплый солнечный день, вернее, час – незадолго перед закатом . Озеро, тишайшее и голубейшее, едва ласкалось о прибрежные камни. Блики солнца от воды играли по темноватой листве тальника и светлым листьям березок – у комля как бы лениво, а выше по стволам и листьям – необыкновенно живо и прихотливо. Какое-то ощущение спокойного тихого праздника исходило от этой игры бликов и от самого озера.

Оставить комментарий