Голубое чудо

Склон горы за деревней Урунхайкой весь истыкан огромными лиственничными пнями. В войну возить дрова было не на чем, и деревья валили, что поближе, и скатывали по склону прямо к избам. Пни возвышаются как истукакы среди задерневшей почвы и кочковатых зарослей малины и кислицы – красной смородины.

Жаром пышут густые малинники и, едва уловимо,- сладостью спелых ягод, а загорелые до черноты гроздочки кислицы, вовсе не тронутые пылью, лакировано поблескивают отовсюду. Выше по склону поднимаются высоченные лиственницы, они растут порознь, как и подобает столетним великанам. Еще выше начинается сильно пореженный древостой, все, что осталось здесь от густого леса.

Отсюда, с высоты, во всей красе открывается Маркаколь – большая голубая чаша приблизительно овальной формы. Даже издали кажется, что от водной глади исходит тихое голубое сияние. П. И. Тумашев, для которого Маркаколь – родина, сказал о нем: «Голубое чудо!» А вот впечатление Валериана Правдухина, лишь однажды побывавшего здесь: «Вечером в сопровождении ребят я выехал в лодке на озеро. Вода была покойна, как в стакане. Издали даже казалось, что это не вода, а серебристый полированный покров, лед ИЛИ металл. Высокие прибрежные горы охраняли озеро от малейшего ветерка. Озеро было красиво, может быть, слишком красиво, как преподвижная картина. Оно совершенно чисто, даже у берегов . И только в одном заливчике мы нашли невысокий камыш, узкой полосой тянувшийся по берегу». Кстати, в этом заливе они нашли так называемые «морские яйца» – зеленоватое, круглое растение без корней, содержащее маслянистую жидкость. Местные жители, по свидетельству Правдухина, лечились ею от ревматизма, натирая больные места.

Оставить комментарий