Любопытный разговор перевозчика и путешественника

Между перевозчиком и Яблонским произошел любопытный разговор.

– Ну, и вал же анамеднись был на озере, беда! – сказал рыбак, усиленно налегая на весла.

– Давно?

Нет, на запрошлой неделе, я как раз сеть поехал глядеть, ну, меня и захватило: еле-еле к тому берегу прибился, да так и просидел целехонькую ночь у огонька ужо утре стихло малость, так переплавился, а то хоть пешой вокруг озера иди!- хладнокровно поведал перевозчик.

«Да и как ему не относиться хладнокровно к этому сильному валу, прибившему его лодчонку к противоположному от жилья берегу,- замечает путешественник,- когда он вырос, можно сказать, на озере, сроднился с ним и то, что кажется страшным и ужасным в разбушевавшейся стихии для другого,- для него ровно ничего не значит…»

Важное замечание… Его в полной мере можно отнести ко многим сегодняшним обитателям Маркаколя, мужественным, привычным к суровому горному климату, прирожденным рыбакам и охотникам.

А ветер все крепчал и крепчал, не дуя равномерно, а налетая порывами и заставляя лодчонку, как щепку, прыгать по волнам. Яблонский не успевал поворачивать нос лодки в разрез идущих навстречу валов. Небо заволокло низко нависшими мрачными тучами, пошел сильный дождь.

«…Еще минут с двадцать проплыли мы в совершенном темноте, и нос нашей лодки ткнулся о берег против избы старика Минаева.

— Кого бог дает?- послышался голос старика, вышедшего на порог своей избенки.

— Свой! Здоров, дедушка?

Я вошел в избу; а там уже старуха, узнавшая меня, но голосу, усиленно хлопотала возле самовара.

Ну, как рыбка?- спросил я старика.

-Ништо, грех бога гневить,- ладно!- ответил он мне.

Я рассчитался с привезшим меня рыбаком, который ни за что не хотел остаться ночевать здесь и тронулся обратно.

-И не страшно же ему!- невольно вырвалось у меня.

А ништо: наше дело привычное !- равнодушно проговорил старик Минаев.

Я напился с хозяевами чаю, закусил свежими, изжаренными на сковородке хариусами и улегся спать…»

Не рассказывал ли вам дед о таком путешественнике и охотнике Яблонском из Петербурга?- спросил я как-то Ивана Петровича Минаева.

-Что-то не припомню, кажись, нет,- ответил он.

Оставить комментарий