Географ В. В. Сапожников о горном алтае

Хорошо описал восхождение по характерному для Алтая горному склону географ В. В. Сапожников:«Продравшись сквозь прибрежные заросли талов, мы вышли на узкий, невысокий прилавок, заросший настолько высокой густой травой, что человек в ней исчезает с головой.
За прилавком внезапно поднимаются крутые лесистые уступы горы, но которым приходится карабкаться, цепляясь за ветки кустарников и случайные выступы скал… Неширокие площадки густо заросли кедром, пихтой, местами березой. Громадные камни, скатившиеся с верхних уступов, гигантские гниющие стволы деревьев перепутываются с продирающимися между ними живыми великанами и густой зарослью жимолости, караганы, рябины, спиреи, черемухи, смородины, бузины и других кустарников. Трудно продираться сквозь эту девственную заросль, где нога то проваливается в щель между камнями, то глубоко утопает в рыхлом, прогнившем стволе. Но еще труднее взбираться на почти отвесные скалы, одетые густым покровом влажного мха и лишайников, сквозь которые пробиваются мелкие папоротники, кустики черники… Мох ползет под ногой, иногда обрывается, и тогда приходится скатываться на несколько метров вниз».

Это описание верно и для лесистых берегов Маркаколя, за исключением того, что здесь, вблизи озера, не встретишь рябины и кедра. Кедрачи растут в нескольких километрах от Урунхайки на северных склонах Курчумского хребта, в верховьях. Кабы, в районе деревни Верхняя Еловка, но в территорию Маркакольского заповедника, к сожалению, не входят. Не входят, быть может, лишь потому, что заповедно основном само озеро, водная поверхность. Очень мало оказалось в площади природного резервата окружающих Маркаколь густых таежных лесов.

Между тем. о кедрачах, конечно, нужно рассказать, хотя бы потому, что знаменитой кедровой шишкой кормятся чуть ли не все виды животных, обитающих в заповеднике.

Сибирский кедр – дерево реликтовое. Он растет на высоте 1500-2300 метров. Высокие деревья с густыми темно-зелеными кронами стоят свободно, выделяясь могучей! осанкой. Кедры – долгожители, живут иногда более шестисот лет. С виду они напоминают сосну, но темней окраской, хвоя длиннее и собрана в пучки по пять иголок. Кедр плодоносит не каждый год подряд, а с перерывами иногда в несколько лет.
В урожайный год кедровникам не дают пустовать: звери и птицы устремляются на добычу, кто скорее успеет. У вершины кедра можно наткнуться на жирующего медведя. Кедровым орешком кормятся соболь и белка, глухарь и сойка, кедровки и даже журавль . Любит закусить орешком росомаха. Бурундук у кедра старается до изнеможения, натаскивая в свои ухоронки до нескольких килограммов орешков.
Отправляется «шишковаты» и человек. Что и говорить, прекрасна свежая кедровая шишка: тяжелая, плотная, в смоле еще, с иссиня-темно-бордовым загаром на чешуйках, она источает чистый и сильный смолистый, самый что ни на есть таежный дух.

И, конечно, необыкновенно сладок кедровый орешек… Но что только не устраивают в последнее время «шишкари», превратившиеся из паломников в оголтелых заготовителей! Наезжают целыми экспедициями в кедровники, повсюду по ночам горят костры, и заготовка идет чуть ли не круглые сутки. Тяжелыми дубинами измолачивают каждую ветку, молотят бревнами по стволу, губя кору, сбивают все шишки до последней, бывает, и ломают сучья или валят целые деревья. Тут же обмолачивают шишки, потому что некогда ими любоваться, а надо увезти домой ли, на базар ли побольше чистого орешка. Конечно, тут и водка льется, и консервные банки летят по сторонам, и костры незатушенные тлеют – а очень легко запалить кедрач. После набега «шишкарей» он похож на место побоища: кругом сломанные ветки, шелуха, покореженная земля.
Птице и зверю, которым все-таки зимовать в тайге, а не в городе, ничего не остается…

Оставить комментарий